» Животные    » Домашние животны    » Характеристика животных    » Все статьи о животных

Сумчатые


Царство: Животные
Тип: Хордовые
Подтип: Позвоночные
Класс: Млекопитающие
Инфракласс: Сумчатые
Отряд СУМЧАТЫЕ (Marsupiala)
За исключением американских опоссумов и ценолестовых, распространены, на материке Австралии, на Новой Гвинее и близлежащих островах. К этому отряду относится около 250 видов. Среди сумчатых есть насекомоядные, хищные и растительноядные формы. Сильно различаются они и по размерам. Длина их тела, включая длину хвоста, может колебаться от 10 см (сумчатая мышь Кимберли) до 3 м (большой серый кенгуру). Сумчатые более сложно организованные животные, чем однопроходные. Температура тела у них выше (в среднем — 36°). Все сумчатые рождают живых детенышей и выкармливают их молоком. Однако по сравнению с высшими млекопитающими у них много древних, примитивных черт строения, которые резко отличают их от остальных зверей.
Первая характерная черта сумчатых — наличие так называемых сумчатых костей (особых косточек таза, которые развиты и у самок, и у самцов). Сумка для вынашивания детенышей есть у большинства сумчатых, однако не у всех она развита в одинаковой степени; есть виды, у которых сумка отсутствует. У большинства примитивных насекомоядных сумчатых нет «законченной» сумки — кармана, а есть лишь небольшая складка, ограничивающая млечное поле. Так, например, обстоит дело у многочисленных сумчатых мышей, или мышевидок. У желтоногой сумчатой мыши — одного из наиболее архаичных сумчатых — есть лишь слабое поднятие кожи, как бы бордюр вокруг млечного поля; у близкой к ней жирнохвостой сумчатой мыши есть две боковые складки кожи, которые несколько разрастаются после рождения детенышей; наконец, у мышевидки-крошки есть уже нечто похожее на сумку, открывающуюся назад, к хвосту. У кенгуру, сумка которых совершеннее, она открывается вперед, к голове, наподобие кармана передника.

Задняя часть нижней челюсти эмбриона сумчатого Perameles (А), цинодонта Diademodon (Б), верхнетриасового млекопитающего Eozostrodon (В) и нижняя челюсть верхнетриасового млекопитающего Eozostrodon (Г). А, Б, Г — вид с внутренней стороны, В — снаружи; А — Palmer, 1913; Б — Allin, 1975; В, Г — Crompton, Parker, 1978; бк — барабанная кость; бп — местоположение барабанной перепонки; вк — венечная кость; зк — зубная кость; к — квадратная кость; кс — квадратно-скуловая кость; м — молоточек (слуховая косточка); мх — меккелев хрящ; н—наковальня (слуховая косточка); нк — надугловая кость; нс — новое (маммальное) челюстное сочленение; пк — предсочленовная кость; пл — пластинчатая кость; ро — ретро-артикулярный отросток сочленовной кости (передний отросток молоточка); ск — сочленовная кость; ст — стремячко (слуховая косточка); ук — угловая кость; чк — чешуйчатая кость
Вторая характерная особенность сумчатых — это особое строение нижней челюсти, нижние (задние) концы которой загнуты внутрь. Коракоидная кость у сумчатых слита с лопаткой, как у высших млекопитающих,— это отличает их от однопроходных. Строение зубной системы — важный классификационный признак отряда сумчатых. По этому признаку весь отряд делится на 2 подотряда: многорезцовых и двурезцовых. Количество резцов особенно велико у примитивных насекомоядных и хищных форм, имеющих в каждой половине челюсти вверху по 5, а внизу по 4 резца. У растительноядных форм, напротив, не более одного резца с каждой стороны нижней челюсти; клыки у них отсутствуют или недоразвиты, а коренные зубы с притупленными бугорками. Характерно строение млечных желез сумчатых; они имеют соски, к которым прикрепляются только что родившиеся детеныши. Протоки млечных желез открываются у края сосков, как у обезьян и у человека, а не во внутренний резервуар, как у большей части млекопитающих.

Однако— это особенности их размножения. Процесс размножения сумчатых, наблюдения за которым очень сложны. Детеныши в сумке матери сперва так малы и недоразвиты, что у первых наблюдателей возник вопрос: не родятся ли они непосредственно в сумке? Ф. Пельсарт, голландский мореплаватель, в 1629 г. впервые описал сумчатое животное. Он, как и многие более поздние натуралисты, думал, что детеныши у сумчатых рождаются прямо в сумке, «из сосков»; по этим представлениям, детеныш растет на соске, как яблоко на ветке дерева. Казалось невероятным, что полусформировавшийся зародыш, инертно висящий на соске, мог сам забраться в сумку, если он родился вне ее. Однако уже в 1806 г. зоолог Бартон, изучавший североамериканского опоссума, установил, что новорожденный может сам передвигаться по телу матери, залезать в сумку и прикрепляться к соску. Для австралийских сумчатых это было подтверждено в 1830 г. хирургом Колли. Несмотря на эти наблюдения, знаменитый английский анатом Р.Оуэн в 1833 г. вернулся к уже высказывавшейся мысли, что новорожденного переносит в сумку мать. По мнению Оуэна, она губами берет детеныша и, придерживая лапами отверстие сумки, кладет его внутрь. Авторитет Оуэна более чем на полвека закрепил в науке эту неверную точку зрения. Зародыш у сумчатых начинает развиваться в матке. Однако со стенками матки он почти не связан и в значительной мере является лишь «желточным мешком», содержимое которого быстро истощается. Задолго до того, как зародыш полностью сформируется, ему уже нечем питаться, и его «преждевременное» рождение становится необходимостью. Продолжительность беременности сумчатых очень мала, особенно у примитивных форм (например, у опоссума или у сумчатых кошек от 8 до 14 дней, у коала она достигает 35, а у кенгуру — 38 — 40 дней). Новорожденный очень мал. Его размеры не превышают 25 мм у большого серого кенгуру — самого крупного представителя отряда; у примитивных насекомоядных и хищников он еще меньше — около 7 мм. Масса новорожденного от 0,6 до 5,5 г. Степень развития эмбриона к моменту рождения несколько различна, но обычно детеныш почти лишен шерсти. Задние конечности развиты слабо, согнуты и закрыты хвостом. Напротив, рот широко раскрыт, а передние лапки развиты хорошо, на них ясно видны коготки. Передние конечности и рот — это органы, которые в первую очередь понадобятся новорожденному сумчатому. Как бы недоразвит ни был детеныш сумчатых, нельзя сказать, что он слаб и лишен энергии. Если отделить его от матери, он может прожить около двух суток. У кенгуровых крыс и некоторых поссумов бывает только один детеныш; у коала и бандикутов иногда рождаются двойни. У большинства насекомоядных и хищных сумчатых детенышей много больше: 6—8 и даже до 24. Обычно число детенышей соответствует числу сосков матери, к которым они должны прикрепиться. Но часто детенышей больше, например у сумчатых кошек, у которых на 24 детеныша приходится лишь три пары сосков. В этом случае могут выжить лишь первые прикрепившиеся 6 детенышей. Бывают и противоположные случаи: у некоторых бандикутов, имеющих по 4 пары сосков, число детенышей не превышает одного-двух. Чтобы прикрепиться к соску, новорожденный сумчатый зверёк должен попасть в сумку матери, где его ожидают защита, тепло и пища. Как происходит это перемещение? Проследим его на примере кенгуру. Новорожденный кенгуру, слепой и недоразвитый, очень скоро выбирает нужное направление и начинает ползти прямо к сумке. Он движется с помощью передних лапок с коготками, извиваясь, как червяк, и вертя головой по сторонам. Пространство, по которому он ползет, покрыто шерстью; это, с одной стороны, мешает ему, но, с другой, помогает: он крепко цепляется за шерсть, и стряхнуть его очень трудно. Иногда детеныш ошибается в направлении: доползет до бедра или груди матери и поворачивает назад, ищет до тех пор, пока не найдет сумку, ищет непрерывно и неутомимо. Найдя сумку, он тут же влезает внутрь, находит сосок и прикрепляется к нему. Между моментом рождения и временем, когда детеныш прикрепляется к соску, у сумчатых проходит обычно от 5 до 30 минут. Прикрепившись к соску, детеныш теряет всю свою энергию; он снова на долгий срок становится инертным, беспомощным зародышем. Что же делает мать, пока ее детеныш ищет сумку? Помогает ли она ему в этот трудный момент? Наблюдения за этим еще неполны, и мнения довольно разноречивы. В течение времени, необходимого новорожденному, чтобы добраться до сумки, мать занимает особое положение и не двигается. Кенгуру обычно сидят на хвосте, проходящем между задними лапами и направленном вперед, или ложатся на бок. Голову мать держит так, как будто все время наблюдает за детенышем. Часто она облизывает его — сразу после рождения или во время движения к сумке. Иногда она вылизывает свою шерсть по направлению к сумке, как бы помогая детенышу двигаться в нужную сторону. Если детеныш заблудится и долго не может найти сумку, мать начинает беспокоиться, чесаться и вертеться, при этом она может ранить и даже убить детеныша. В общем, мать скорее свидетель энергичной деятельности новорожденного, чем его помощник. Первоначально сосок сумчатых имеет удлиненную форму. Когда к нему прикрепляется детеныш, на его конце развивается утолщение, связанное, по-видимому, с выделением молока; это помогает детенышу держаться на соске, который он все время с силой сжимает ртом. Отделить его от соска, не разорвав ему рот или не повредив железы, очень трудно. Детеныш сумчатых пассивно получает молоко, количество которого регулирует мать с помощью сокращений мускулатуры млечного поля. Например, у коала мать снабжает детеныша молоком в течение 5 минут через каждые 2 часа. Чтобы он не захлебнулся этим потоком молока, имеется особое устройство дыхательных путей: воздух проходит непосредственно из ноздрей в легкие, так как нёбные кости в это время еще не до конца сформировались, и надгортанный хрящ продолжается вперед до носовой полости. Оберегаемый и снабжаемый пищей, детеныш быстро растет. Развиваются задние лапы, становясь обычно длиннее передних; открываются глаза, и через несколько недель неподвижность сменяется сознательной деятельностью. Детеныш начинает отрываться от соска и высовывать голову из сумки. Первое время, когда он хочет вылезти наружу, его не пускает мать, которая может регулировать размер выходного отверстия сумки. Разные виды сумчатых проводят в сумке различный срок — от нескольких недель до нескольких месяцев. Пребывание детеныша в сумке кончается, как только он становится способен кормиться не молоком, а другой пищей. Мать обычно заранее подыскивает гнездо или логово, где первое время дети живут под ее наблюдением.

Есть мнение, что отряд сумчатых (Marsupialia) делится на 2 подотряда: многорезцовых сумчатых(Polyprotodontia) и двурезцовых сумчатых(Diprotodontia). К первым относятся более примитивные насекомоядные и хищные особи, ко вторым — растительноядные сумчатые. Промежуточное положение между многорезцовыми и двурезцовыми занимает малоизученная группа ценолестовых, которых некоторые зоологи считают отдельным подотрядом. Группа ценолестовых включает одно семейство и три рода. Это небольшие зверьки, напоминающие американских опоссумов и встречающиеся в Южной Америке.

Эволюционная история. Кроме особенностей размножения, существуют и другие различия между сумчатыми и плацентарными. У первых нет мозолистого тела, т.е. слоя нервных волокон, связывающего правое и левое полушария головного мозга, и выделяющего тепло (термогенного) бурого жира у детенышей, зато присутствует особая скорлуповая оболочка вокруг яйцеклетки. Число хромосом у сумчатых колеблется от 10 до 32, а у плацентарных обычно превышает 40. По строению скелета и зубов эти две группы также различаются, что помогает идентифицировать их ископаемые остатки.
Присутствие перечисленных особенностей, подкрепляемых стойкими биохимическими различиями (последовательностями аминокислот в миоглобине и гемоглобине), позволяет считать, что сумчатые и плацентарные – представители двух давно разделившихся эволюционных ветвей, общие предки которых жили в меловом периоде ок. 120 млн. лет назад. Древнейшие известные сумчатые датируются верхним мелом Северной Америки. Относящиеся к этой же эпохе их остатки обнаружены и в Южной Америке, которая была связана с Северной перешейком на протяжении большей части мелового периода.

Кости вымерших зверей из «пещер сумчатого льва». a — Полный скелет сумчатого льва Thylacoleo carnifex, b, c — ископаемые кенгуру Baringa и Sthenurus.
В начале третичного периода (ок. 60 млн. лет назад) сумчатые расселились из Северной Америки в Европу, Северную Африку и Центральную Азию, но вымерли на этих континентах около 20 млн. лет назад. За это время в Южной Америке они достигли большого разнообразия, и, когда она вновь соединилась с Северной в плиоцене (ок. 12 млн. лет назад), многие виды опоссумов проникли оттуда на север. От одного из них произошел виргинский опоссум (Didelphis virginiana), который распространился по востоку Северной Америки сравнительно недавно – ок. 4000 лет назад.
Вероятно, в Австралию сумчатые попали из Южной Америки через Антарктиду, когда эти три континента были еще соединены между собой, т.е. более 50 млн. лет назад. Первые находки их в Австралии датируются олигоценом (ок. 25 млн. лет назад), но они уже настолько разнообразны, что можно говорить о мощной адаптивной радиации, происшедшей после отделения Австралии от Антарктиды. О ранней истории австралийских сумчатых ничего не известно, но к миоцену (15 млн. лет назад) появляются представители всех современных, а также вымерших их семейств. К последним относятся несколько крупных травоядных размером с носорога (Diprotodon и Zygomataurus), гигантские кенгуру (Procoptodon и Sthenurus) и крупные хищники, например похожий на льва Thylacoleo и волкоподобный Thylacinus.
В настоящее время сумчатые Австралии и Новой Гвинеи занимают те же экологические ниши, что и плацентарные на других континентах. Сумчатый дьявол (Sarcophilius) сходен с россомахой; сумчатые мыши, крысы и куницы аналогичны мангустам, ласкам и землеройкам; вомбат – лесному сурку; небольшие валлаби – кроликам; а крупные кенгуру соответствуют антилопам.
КОАЛА (Phascolarctos cinereus) Уникальное семейство содержащее единственный вид. Несомненно, самое интересное и любимое австралийцами сумчатое животное. Первое упоминание о коала содержится в отчете неизвестного автора о путешествии в Голубые горы в 1798 г.

Эти миролюбивые животные больше всего на свете любят спокойно сидеть на дереве и спать или есть листья. Но у коалы очень капризные вкусы. Из 350 видов эвкалипта, известных в Австралии, он ограничивает свой рацион листьями только примерно дюжины видов. Если поблизости не оказывается нужных ему эвкалиптов, коала умирает от голода, так как другая пища ему не подходит.
В листьях эвкалипта достаточно влаги, чтобы коала мог обходиться без воды. Недаром его название, взятое из языка одного австралийского племени, означает «не пить».
Рост коалы не превышает полуметра, а масса обычно около 10 кг. Как правило, коала сидит на одном дереве, пока не съест все листья. На землю спускается, только когда переходит с дерева на дерево.
Хотя коалу из-за внешнего вида прозвали сумчатым медведем, он не родственник европейским медведям и относится к тому же подотряду, что и опоссумы, вомбаты и некоторые другие сумчатые.
Как и все сумчатые, коала появляется на свет удивительно маленьким: длина новорожденного детеныша около 2 см, масса — немногим более 5 г. Однако малыш сразу, без посторонней помощи, может забраться в мамину сумку, где в течение 6 месяцев непрерывно сосет молоко. Кроме того, коала — мать подкармливает его кашицей из эвкалиптовых листьев, образующейся в ее желудке. К 7—8 месяцам детеныш переселяется из сумки на спину матери, которая терпеливо носит его и охраняет, а когда холодно, прижимает к себе и укачивает.

Коалы очень любят, когда их ласкают. Они успокаиваются и мирно засыпают. Только с года детеныш коалы становится самостоятельным и покидает мать.
Самка коалы может произвести на свет одного детеныша в два года, вероятно, поэтому она очень привязана к своему малышу и всячески его оберегает. Часто она, совсем как человек, держит малыша «на руках», качает. Коалы быстро привязываются к человеку, хорошо приживаются в зоопарках, если их обеспечивают привычной пищей.
Закон об охране этого зверька, внешне похожего на плюшевого мишку, был принят в 1927 г., после того как столь нежное и редкое существо было истреблено в больших количествах из-за его ценного меха. Для коал тогда отвели специальные эвкалиптовые рощи, огороженные заборами, и почти полвека «мишки» чувствовали себя отлично.
В последнее время коалам стало тесно в своих заповедниках и они стали совершать экскурсии в «большой мир». Поблизости от Сиднея коал, бродящих на свободе, развелось столько, что городские власти, опасаясь их гибели под колесами автомашин, распорядились поставить на пригородных шоссейных магистралях специальные дорожные знаки: «Осторожно, коалы!»

 Вернуться к главным фото

Животные | Условия использования | Обратная связь